«Восстание амбиций» или «пляски на костях»

Казалось бы, после отказа властей «сургучевцам» в выставке творчества писателя-коллаборациониста И.Д.Сургучева, и последующего за тем переименования школы Сургучева, его сторонники должны были бы смириться с признанием личности Сургучева чересчур уж одиозной для ее увековечения и успокоиться.

Ан нет, слишком уж много вложено было стараний для перевоплощения этой личности в непорочный и непоколебимый образ праведного борца с «большевицким игом», чтобы вот так просто отказаться, в самый разгар предвыборной кампании, от соблазна в очередной раз воспользоваться великолепно уже накатанным во всех СМИ пропагандистским материалом, столь безотказно работавшем в предыдущие годы.

Поэтому в соцсетях уже раздался клич с приглашением всех желающих прийти 26 июня во двор Андреевской церкви на митинг(?!), чтобы почтить «память И.Д. Сургучёва, который первый и рассказал в журнале «Донская волна» об этом восстании». Речь идет об «антибольшевистском восстании» 86-ти белогвардейских офицеров в Ставрополе 27 июня 1918 года, которым установлен, спустя 100 лет, в 2017 году памятник на территории церкви.

Конечно же, если террористическую вылазку вооруженной банды под руководством братьев Ртищевых назвать «восстанием», то возможность сыграть на чувствах людей значительно возрастет. Сургучев, как опытный пропагандист, просто не мог не использовать этот прием в своей работе начальника агитотдела ОСВАГа, организованного при командующем Добровольческой армии (белых) генерале Деникине.

Вот он пафосно и назвал нападение кучки офицеров на казармы Ставропольского гарнизона РККА восстанием против «красного террора». К тому же надо было хоть как-то отвлечь внимание от того действительно чудовищного террора, который учинили «игиловцы 20-го века» в мирных селах и станицах Ставропольской губернии — юнкера и кадеты так называемой Добровольческой армии во время своих кровавых 1-го (Ледяного) и 2-го Кубанских походов.

Для того, чтобы молодые гвардейцы были беспощадны к врагам «золотых погон», необходимо было разжечь в их сердцах жгучую ненависть, с чем успешно справлялись «талантливые» пропагандисты ОСВАГа, с садистским сладострастием сочинявшие профашистские листовки типа сургучевских «Большевиков в Ставрополе».

Но, в то же время, восстание подразумевает массовое выступление против власти, опирающейся только на штыки преданной ей гвардии. Однако большевики для защиты Советской власти в городе массово в то время раздают винтовки рабочим. Зачем же власти, терроризирующей население, выдавать ему оружие?

Белые офицеры заранее знают, что их никто не поддержит, но тем не менее решают выступить. Что это, «безумие во имя утопии» (как высказался краевед Г. Беликов, правда, в адрес как раз оборонявшихся от «белых» крестьян и рабочих)? Нет, скорее всего, простая самонадеянность бывшего правящего класса, годами воспитанная уверенностью в свою возможность всегда усмирить «быдло». Но в результате этой самоубийственной «боевой операции» все же несколько десятков застигнутых врасплох красноармейцев были убиты.

Так за этот «подвиг», получается, «благодарными потомками» был поставлен в наше мирное время памятник убийцам солдат Красной Армии? Но ведь июнь-месяц на Ставрополье отмечен еще одной скорбной датой.

 14 июня 1995 года было совершено внезапное нападение террористов Басаева на РОВД г.Буденновска, где было также убито не менее 30 милиционеров. Может, «басаевцам», как и «ртищевцам», надо тоже ставить памятники?

Организаторы чествования «героев» обещают: «выступят прямые потомки Петра и Павла Ртищевых, а также члены инициативной группы этого мероприятия». Какие же речи готовят выступающие? Может быть подобные речам прямого потомка еще одного белогвардейского офицера, казненного «большевистскими палачами» в 1946 году, Краснова?

Наследственные антикоммунистические убеждения русского эмигранта в Чили Мигеля Краснова способствовали его карьерному росту после военного переворота 11 сентября 1973 года генерала Пиночета. Мигель лично принимал участие в штурме дворца президента Сальвадора Альенде, точно так же, как и Ртищев 75 лет тому назад, лично участвовал в штурме казарм Ставропольского гарнизона. Но кончил он, как и Ртищев, закономерно плохо – его ждала кара, типичная для современных террористов – пожизненное заключение.

Так зачем же подстрекать потомков к такому «героизму»? И если уж инициаторы мероприятия считают себя приверженцами демократии, то в таком случае они должны предоставить слово на митинге и потомкам убитых красноармейцев. Или «жизни черных (красных) не имеют значения»?

Однако, как известно, уже даже метрополии Запада не могут с этим согласиться. США охватило движение black lives matter, которое нещадно крушит исторические памятники проигравшим «героям» Гражданской войны и преклоняет колени в знак солидарности с жертвами этих «героев» и уважения перед победителями, избавившими страну от рабства.

Очевидно, что избранная на данный момент такая форма примирения потомков когда-то враждующих сторон, спасла страну, где количество боевых стволов на руках превышает численность населения, от повторения еще одной кровопролитной гражданской войны.

Может нам не стоит плодить памятники по принципу «и нашим, и вашим», опустошающие души и ведущие в исторический тупик? Или нас все же больше прельщает пример Украины? Там тоже какое-то время рядом с памятниками героев Великой Отечественной войны украинские националисты ставили памятники бандеровцам. К чему это привело – уже известно.

У ставропольских же националистов тоже давно есть свой Бандера — это коллаборационист-пропагандист Сургучев, значимость которого усиленно раздувается его последователями точно так же, как и когда-то им самим был искусно раздут чисто пропагандистский миф о якобы массовом «красном терроре» в г. Ставрополе. Подобная пропагандистская деятельность ни к чему хорошему, кроме как к очередному витку русофобии и «декоммунизации», не может привести. Горькие плоды такой деятельности мы наблюдаем у наших западных границ, и не только…

«Сегодня лукавые миротворцы предлагают нам предать забвению трагические события лета 1918г. Они призывают к гражданскому согласию и примирению путем предательства памяти тех, кто отдал свои жизни не за химеру «мировой революции», но за свободную, просвещенную Россию. Возможно ли примирение красных и белых? Возможно, но только в случае публичного признания и осуждения преступлений большевизма на самом высоком – государственном – уровне», — может быть, такое пафосное заявление собираются озвучить организаторы митинга, напечатанное «сургучевцами» еще чуть ли не 10 лет тому назад, 2 июля 2013 года на страницах «Ставропольского репортера»?

Но не слишком ли оно будет запоздалым? Ведь Европарламент уже внял их «просьбам» и утвердил резолюцию, приравнивающую «преступления Сталина преступлениям Гитлера». Куда уж выше! Или все-таки митингующие намерены добиваться своего и на государственном уровне РФ?

В таком случае, кажется, не помешало бы властям все-таки проявить определенную твердость и проверить легитимность подобных митингов на предмет соответствия Федеральному закону «О противодействии экстремистской деятельности».

Максим Иванов, г.Ставрополь

Поделиться ссылкой:

Читайте также:

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Генерация пароля